ИД "Факел"

Издательский дом "Факел" предлагает все виды услуг, связанные с выпуском печатных изданий: верстка, редактирование, подготовка к печати, печать.

Подробнее...

Для политиков

  - сопровождение выборных кампаний. Блок агитационно-печатных материалов - изготовление и распространение. Наружная и контекстная реклама. Реклама в СМИ.

Подробнее...

Для авторов и частных лиц

- индивидуальный подход и большие скидки. Помощь в распространении тиражей. Поиск спонсоров, презентации книг.

Подробнее...

Для организаций и предприятий

- буклеты, брошюры и книги о вашем бизнесе, о руководителях и ветеранах, об истории предприятия.

Подробнее...
Яндекс.Метрика

Вторник, 29 Мая 2018 00:25

Людмила Гулюгина, жительница г. Ярославля, по профессии инженер химик –технолог, программист

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

3После окончания Ярославского политехнического института работала инженером –алгоритмистом, ведущим программистом в Славнефть-Ярославнефтепродукт, занималась разработкой программных систем для автоматизации технологических процессов.
Со школьных лет у Людмилы было желание изучить свою родословную. Людмила – потомок купцов из Данилова и Романова-Борисоглебска. Начиная с 1995 года собирала в Государственном Ярославском архиве материалы о купечестве, их жизни, быте, деятельности по этим двум уездным городам. В 2014 году продолжила заниматься в областном архиве, познакомилась с подлинными документами – исповедальными росписями, ревизскими сказками, судебными делами конца XIX начала ХХ века.
В домашнем архиве сохранилось много фотографий и писем конца XIX века, из которых узнала некоторые события того времени, которые послужили идеей написать рассказ «Соловьиная ночь».

 

Соловьиная ночь.

Они вышли с концерта.
– Какой прекрасный, теплый вечер! – воскликнул Михаил.
Михаил среднего роста, крепкий и широкоплечий. Драповый клетчатый сюртучок его, застегнутый на две нижние пуговицы, открывал ослепительно чистую рубашку. Брюки, заправленные за лайковые сапоги, подчеркивали стройные и сильные ноги. Походка была уверенная, неторопливая. Он был брюнет, вьющиеся волосы обрисовывали благородный лоб. Серые, выразительные глаза ласково глядели на жену.
– Какая страшная сила, музыка! – восторженно произнес он.
Музыка Шопена захватывала и доставляла Михаилу физическое наслаждение Он нежно обнял Евдокию, взял ее изящную руку, поднес к губам и они закружились в вальсе. Евдокия, восторженная и любившая музыку, напевала.
Медленный вальс уводил их в царство красоты и любви.
Остановились.
Михаил вынул из –за пазухи тонкий платок и нежно положил на ее плечи. Ему нравилось дарить ей подарки, особенно после длительных поездок…
– Я очень тебя люблю и сильно соскучился, ласковым голосом произнес Михаил и страстно поцеловал жену.
Его внимательность, молодость, красота восхищали Евдокию.
Рядом с ним, она казалась маленькой и хрупкой. Элегантное платье подчеркивало ее стройную фигуру. Нить жемчуга оттеняла фарфоровую кожу. Каштановые локоны обрамляли утонченные черты лица. Зеленые глаза с поволокой доверчиво смотрели на Михаила.
Она ответила шепотом:
– Спасибо! Как бы всю жизнь иметь такое счастье!
Нежный, сладкий, ласково-пьяный запах цветущей сирени дурманил. Пахло летом и было жарко.
Переливчатая трель соловья и неугомонный щебет птах поднимали настроение.
– Ух, ты!!! Как мастерски поет соловей!
– Кого он славит? – произнес Михаил.
Послышалось меланхолическое кукование кукушки.
«О чем плачет кукушка»?, – подумала Евдокия и спросила:
– Кукушка сера, загадывай смело, сколько лет жить?
Заунывный голос ответил: «Ку-ку»
– Хорошо кукуешь, да на свою б голову. Ты мне побольше накукуй!
На Евдокию кукушка нагнала тоску. Она трижды осенила себя крестным знамением.
– Ты почто затосковала? Сегодня соловьиный вечер! Да и кукушка на радость… Михаил обнял и прижал жену к себе.
– Милой, я боюсь предсказаний…
– Скоро заживем еще краше! продолжил Михаил, – Нынче, с ярмарки всякого бакалейного товара привез! Открою мануфактурную лавку по скупке льна, холста и кудели, изучу льняное производство – поделился своим мыслями Михаил, чтобы поднять настроение жене.
– Знание и умение Богу угодны, если направлены на благое дело, поддержала его Евдокия.
Багровое солнце медленно склонилось к горизонту.
Вдруг отчаянный крик: «Пожар!, Пожар»! нарушил их гармонию.
Кто- то без устали бил в чугунную доску.
– «Бом!, Бом» зазвучал тревожно колокол с пожарной колокольни.
Зазвонили колокола церкви.
Защемило сердце и стало холодно.
– Дуняша, может домой одна дойдешь?
Евдокия, зная бесстрашный и решительный характер мужа, прижалась к нему всем телом и уверенно ответила:
– Нет. Пойду с тобой!
Они побежали по булыжной мостовой в сторону нарастающего шума.
На торговой улице им представилась страшная картина.
Горел деревянный жилой дом. Над крышей дома стоял огненный столб, который клубился и сыпал фонтаном искры во все стороны. И тот час ярким пламенем загорелась вся крыша и послышался сильный треск огня.
Купцы стояли в толпе, и как завороженные, смотрели на огонь. На лицах застыло беспомощное выражение. Никто не знал, за что приняться, как остановить огонь. Кругом были жилые дома и торговые лавки.
Наконец, вдалеке появилась пожарная машина. На всех порах неслась она к горящим домам. Толпа оживилась, но тут произошло непредвиденное: деревянная бочка с водой зацепилась за столб ворот и рассыпалась.
Из толпы кричали:
– Воды!, Воды!
Толстая, молодая баба таскала ведрами воду. Мужики помогали пожарным опустить кишку и качать в воду из пруда, направляя струю воды на огонь. Бежали пожарные с лестницей и топорами.
Охваченные ужасом, жильцы ближайших домов вытаскивали имущество на дорогу.
В зеркалах горок, выставленных на улицу, отражался огонь, от чего становилось еще страшней. Старухи держали в руках образа и молились.
Пахло гарью.
В этот момент поднялся сильный ветер.
Он разметал по сторонам горящие искры, и пламя полетело на ближайшие дома.
Оставив, жену на краю площади Михаил побежал в свою торговую лавку.
– Ты куда? – закричала Евдокия.
Он махнул рукой.
«Товара много в кладовых»! – думал он, вбегая в торговую лавку.
Михаил начал вытаскивать имущество на улицу. Около горящих домов было очень жарко и так светло, что на земле было видно каждую травинку. Было страшно.
– Михаил! – кричала Евдокия, укоризненно и с тревогой.
– Михаил! – она молилась и слезы волнения текли по ее раскрасневшемся щекам.
Ей казалось, что пожар никогда не закончится, и она потеряет Михаила.
Когда, в доме с шумом рухнул потолок, Михаил был уже на улице. Он перекрестился. Оглядевшись, увидел, что стихия пожара охватила все ближайшие дома. Отчаяние, физическая усталость и безысходность охватили его.
Неожиданно, огонь небесный соединился с земным. Грянул гром, засверкали молнии, и начался сильный ливень.
Рассвет давно наступил. Черная туча поливала раскаленный город водой. Местами еще виднелось пламя, но никто не старался его заливать. Все устали, как физически, так и нравственно. Пожар закончился вместе с дождем.
В полумраке бродили дети, потерявшие в суматохе родителей. Михаил подошел к обгоревшему храму, молча поклонился священнику, который держал за руки маленьких, плачущих детей.
– Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достоянiе твое; побъды православным христианамъ на сопротивныя даруя, и Твое сохраняя Крестомъ Твоим жительство – прочитал вслух Михаил.
Михаил стал искать Евдокию. Она увидела его и замахала платком.
Михаил, черный, как смоль подошел и крепко обнял жену.
– Ты вся дрожишь, как осиновый лист! Промокла!
– Почто ты полез в дом? А кабы сгорел? – всхлипывала она и по ее бледному лицу, продолжали скатываться слезы.
Он был подавлен и несчастен.
– Вот все, что осталось от торговой лавки! – сказал Михаил и показал рукой на остов каменного дома.
– Да об этом ли сейчас надо печалится?! Ты погляди, где будут жить эти люди? Она кивнула головой на погорельцев, которые сидели на своих узлах.
Уставшие и подавленные от случившегося они молча направились к своему дому.
Каменный двухэтажный дом Михаила находился на окраине города. Эта часть города от пожара не пострадала.
Михаил с Евдокией вошли в свой уютный дом. Маленькие дети, уставшие от ожидания родителей, спали. Михаил склонился над кроватками, поцеловал сына и дочь. Затем поднялся в свою комнату и переоделся. Он почувствовал сильную усталость во всем теле. Вышел в прохладное зало на втором этаже и сел в любимое голубое кресло.
Из окна открывался изумительный вид на косогор, покрытый зеленым сосновым лесом и строящийся храм.
На дороге увидел людей, направляющихся пешком и на телегах в монастырь. Он представил голодных, бледных ребятишек и подавленных несчастьем их родителей. Сердце от сострадания замерло.
Он не заметил, как забылся во соне.
Михаил проснулся, яркое солнце стояло в зените. Луч солнца играл на стекле окна. Открыл окно, комната заполнилась жарким воздухом, насыщенным сладким запахом сирени, смешанным с горечью едкого дыма, расползающегося по городу и напоминающим о страшном пожаре.
– Надо что‑то делать… – лихорадочно думал он.
Спустился на первый этаж в белую столовую. На большом обеденном столе, покрытом белоснежной скатертью, дымился самовар. Налил крепкого, ароматного чая и помешивая, серебряной ложечкой сахар в стакане, прислушался к необычной тишине в доме. Отхлебнув несколько глотков чая, направился в молельную комнату.
Евдокия стояла на коленях у икон, читала благодарственные молитвы.
Михаил помолился, поблагодарил Бога за то, что Он сохранил их семью в прошедшую ночь, попросил Его благословения и помощи на начавшийся день.
Вышел в тенистый сад. Он не замечал красоты цветущих яблонь и вишни, его мысли были о случившемся пожаре, и пострадавших людях:
– Как поддержать людей? Что делать? Чем помочь…думал он.
Михаил надел картуз и направился в центральную часть города.
Зазвонили колокола Воскресенского собора. Он вышел на Соборную площадь, заполненную народом. Служба велась под открытым небом. Среди прихожан было много погорельцев, многие с малыми детьми.
Батюшка читал Евангелие:
– Блажени милостивiи, яко тiи помиловани будутъ… Блажени чистiи сердцемъ, яко тiи Бога узрятъ!
Взгляд Михаила устремился на молодую семью. Отец держал за руки двух маленьких девочек, несчастная молодая женщина сидела на узлах, пытаясь накормить грудного ребенка, который постоянно плакал.
Михаил подошел к ним и поклонился. В молодом человеке, он узнал судебного пристава, который недавно прибыл на службу в уездный суд.
– Я, вижу, Вы нуждаетесь в жилье? – спросил он.
Молодой человек в знак согласия кивнул головой:
– Дом сгорел, остались на улице в чем были. Трое деток вот, – скороговоркой пролепетал пристав.
Михаил достал из кармана сюртука карандаш и на листке бумаги написал:
«Милоя Евдокия, размести для проживания господина С… и его семью на первых этажах нашего дома. Твой Михаил».
– Извольте пройти в мой дом, – предложил Михаил и подал письмо.
Взяв письмо в руки, пристав низко поклонился, поблагодарив Михаила.
Затем Михаил направился на Торговую площадь.
Он был поражен масштабами бедствия. Огонь уничтожил лучшую, центральную часть города. Остовы каменных домов, вытянувшие трубы печей деревянных домов еще продолжали дымиться. Печальную картину дополнял звук, от постукивания листового железа, висящего с карнизов домов о каменные стены. Булыжная мостовая покрыта черным пеплом.
Неожиданно он увидел грабителей, разбивающих сундуки и растаскивающих вынесенное при пожаре имущество.
– Мазурики! Мазурики! Держи их!!! – закричал Михаил и свистнул в два пальца. Воришки бросились врассыпную.
На свист и крик выскочил из угла дома полицейский и сумел задержать грабителей.
На торговой площади собрались погорельцы- торговцы. Михаил подошел к ним и присоединился к разговору.
– Около 250 домов, нынешней ночью сгорело.
– Торговых лавок осталось только две, и те на окраине города.
– И все по неосторожности с огнем!
– Как будем жить? – рассуждали купцы.
– Напишем прошение в городскую Думу, с просьбой постройки на площади временных тесовых лавок, предложил Михаил.
Все его поддержали. Михаил написал и отнес прошение в Думу.
Обычно осторожный в принятии решений, от увиденного бедствия, он готов был пожертвовать для города всем.
Достал из кармана карандаш и на листе бумаги сделал пометку:
“ Переслать деньги на строительство торговых лавок и восстановление храма»
Возвращаясь домой, он встретил большой крестный ход вокруг города. Впереди шли хоругвеносцы. Священники и православные на плечах несли поставленные на носилки больших размеров иконы. Вместе с духовенством шло купечество. За начальством и купечеством следовал простой народ и бежали ничего не понимающие ребятишки.
Среди идущих Михаил увидел именитого купца Ефима Ивановича Петрова, который имел в городе лучшие магазины, владел несколькими домами в центральной части города.
Ефим Иванович, любитель погоняться по городу в воскресенье на рысаках, показать лошадей и жену был заносчивым, не здоровался, а только слегка кивал Михаилу. Заметив Михаила, он тут же поспешил к нему навстречу и пригласил присоединился к крестному ходу.
– Имел много и в один миг все потерял. Семью временно поселил в монастыре, – сообщил он Михаилу.
Михаила охватило огромное желание помочь Ефиму Ивановичу Интуитивно Михаил чувствовал, что этот гордый, честный, привыкший отдавать человек не обратиться за помощью.
Когда крестный ход закончился Михаил пригласил купца-погорельца к себе в дом на ужин. Они долго беседовали, рассуждали о жизни и строили планы по восстановлению города от страшного пожара
– Вы, и ваша семья можете проживать в моем доме – предложил Михаил.
– Премного благодарен! Ответил Ефим Иванович и улыбнулся.
Михаил вдруг ощутил на сердце простую и светлую радость. Раньше он никогда не задумывался о судьбе других людей, всегда мыслил лишь о благе своей семьи, своя рубашка была ближе… Но сейчас общее горе разом изменило его нутро. Он шел и чувствовал, что в сердце зреет какое‑то новое, неведомое ему дотоле чувство. Оно, это чувство, как неупиваемая чаша, наполняло его до краев и давало огромное наслаждение, которое не мог дать тот узкий и мещанский мир, в котором он жил до сего дня. Чувство это, наверное и была та самая христианская Любовь, о которой он до этого только читал в священных книгах, оставаясь к ней безучастным, и лишь сейчас, в момент страшного бедствия, смог прикоснуться к ее живительной силе….

 

Прочитано 76 раз Последнее изменение Вторник, 29 Мая 2018 22:02
Вы здесь:   ГлавнаяПисать интересно!Людмила Гулюгина, жительница г. Ярославля, по профессии инженер химик –технолог, программист
Stroitelstvo
Tranzito
Biznes